Байкальский проект 2015: меняя себя, сохраняя природу, улучшая мир

Летопись 2015

 

В 2015 году на проекте впервые появилась летопись. Автором стала наша хранительница истории Алина Октябрьская, создавшая настоящее художественное, но невыдуманное произведение. Читая его, понимаешь, что наша жизнь должна быть такой увлекательной книгой. И если это не так, если она наполнена внешними вещами, а пуста внутри, то пора ее переписывать. Мы надеемся, что в вашей жизни будет такая наполненная ценностью история, которую будет интересно прочитать детям, близким и друзьям. Байкальский проект продолжается, и мы приглашаем вас в это увлекательное приключение по написанию вашей жизненной миссии. Отзывы участников содержат внутренний, личностный характер, а благодаря летописи вы узнаете о событиях, окружавших участников на протяжении проекта.

Алина Октябрьская (Владивосток), хранитель истории на проекте.
Алина Октябрьская (Владивосток), хранитель истории на проекте. Байкальский проект - 2015.
День -1. 8 июля, Слюдянка

На таких станциях поезд останавливается не больше двух минут. И вот – колеса стучат, а я остаюсь на пустом перроне. Никого нет, но делать нечего, и я иду неспешным шагом вдоль путей. Первая мысль: «А где же? Меня же обещали встретить?»

Улыбка появляется на лице сама, когда я вижу, как идут люди и машут мне. Может, и не меня встречают, но я очень рада их видеть. А подойдя ближе, я уже узнала Дениса, а также очень рада видеть организаторов. Все очень милые.

Из участников этой смены я приехала первая, посему и рассказ мой начинается за день до начала проекта.

База МЧС, на которой мы ночуем, находится на берегу Байкала. Здесь сиреневые закаты и большие волны. Мы дислоцируемся в деревянном домике с узкими окнами, у нас есть двухъярусная кровать и коробки с «провизией». Денис копается в гараже, координаторы занимаются подсчетами, Алина болтается без дела. Однажды вместе с Таней мы расфасовали коробку сухарей с маком; но душа рвется в бой.

Легенда Байкальского проекта.
Работа хранителя истории на Байкальском проекте - 2015.

Чуть позже, вечером, мы пошли в гости к знакомым Евгения. Их дом находится в Слюдянке, кажется, на другом конце города, хотя, во-первых, это не так, а во-вторых, идти совсем недалеко. По пути зашли в магазин купить чего-нибудь к чаю. Магазины здесь такие же, как и везде; и подростки, покупающие алкоголь в среду вечером – тоже.

В гостях хорошо. Но на базе МЧС лучше. И спится там крепко-крепко.

День 1. 9 июля, Слюдянка – «Взлетная»

Утро началось с позднего завтрака в 8 утра. Я нещадно все проспала, но это ничего, потому что выход на тропу намечался на день. Людей стало больше: в 10 утра с поезда пришли 4 человека, через час еще столько же. Они кажутся знакомыми друг другу. Делать по-прежнему нечего, но можно позвонить домой.

Планируется отправить вещи (еду, рюкзаки, стройматериалы) отдельно, на Камазе. Но водитель решил сначала обедать, поэтому выезд откладывается на 2 часа дня. Наша группа без Дениса и Евгения выходит в Слюдянку, чтобы подняться налегке, раньше машины.

Сначала мы обедали в кафе-закусочной. Выбор здесь небольшой, все, в основной массе своей, едят пюре из картошки и салаты. Разговор течет неспешно, потому что мы даже не знаем друг друга по именам.

В третьем часу мы начинаем наш поход. В Слюдянке к нам присоединилась Влада из Уфы. К большому огорчению, она не успела закинуть рюкзак в машину, поэтому придется подниматься с ним. Очень выручил Слава, который этот рюкзак понес.

Дорога была легкой, подъем здесь почти не ощущается, особенно, если идешь налегке. Природа очень похожа на Приморскую: скалы, мшистые камни, горная река такая же, как на Ливадийской. Только горы вокруг такие высокие, что дух захватывает от масштаба такой красоты. Но постепенно мы поднимаемся на их уровень.

Особенно всех впечатлил мраморный карьер. Снежно-белая насыпь камней на фоне гор и чистого синего неба. Такого, наверное, нигде не увидишь.

Когда мы дошли до места будущего лагеря, то уставшие и довольные, стали играть в снежный ком, чтобы познакомиться. Камаз опаздывал, хотя планировалось, что он приедет раньше, но это к лучшему, потому что когда он приехал, разгружало его не 3 человека, а вся команда.

В разгрузке участвовали все. Даже хрупкие девушки несли тяжелые доски, и я не услышала ни одного слова жалобы! Поляна очень быстро заполнилась вещами, и мы начали ее обживать.

Солнце в долине казалось красным и шло на закат. Березы здесь дотягиваются до неба. За поляной спуск к реке, где мы набираем воду. Возле костровища есть стол, сооруженный Евгением несколько лет назад. А мы продолжим обустройство поляны, чтобы туристам было здесь комфортно.

В левой части нашего лагеря – палаточный городок. 6 палаток стоят полукругом. Когда мы разбили их, было уже темно.

Нужно было решить, кто и где будет спать. Ясно, что Андрей и Света спят в отдельной палатке, мужская часть населения в составе оставшихся 3-х человек – в отдельной, а что с остальными? Тот, кто приехал один, к вопросам размещения нейтрален. Трех человек из Барнаула организаторы решили разделить.

Конечно, девочки расстроились, но раздувать спор с Таней не стали. Подулись немного и пошли на уступки. Это может только поначалу мы друг друга стесняемся. Но мы приехали знакомиться, приехали меняться.

Ужин был очень вкусным. Спасибо всем, кто готовил его; спасибо тем, кто нарвал листьев смородины для чая и Денису за обустройство костра. И хотя было уже поздно, все палатки были поставлены, и лагерь готов к новому дню. Влада играла на гитаре у костра, кто-то еще пил чай, а у меня ноги заплетались от усталости, так что я пошла спать. Не пропустила ли я чего-то?

День 2. 10 июля, «Взлетная»

И справа, и слева от меня спит кто-то. Уже светло. Я что, не проспала?

Не зная, сколько времени в отсутствие часов, я вышла из палатки. Похоже, никто еще не проснулся. Тогда я вернулась в свой спальник и, пытаясь не замерзнуть, уснула снова. Угадайте, кто проспал завтрак?

Готовят здесь просто великолепно! За завтраком уже слышны разговоры, люди начинают друг друга узнавать. Я даже помню все имена.

Первое утро на Байкальском проекте 2015
Первое утро на Байкальском проекте

Хотя, вчера был небольшой дождь, утро было теплым. Мы собрались в палатке для лекций, чтобы поговорить. Распределили ответственности между участниками, что я сейчас приведу ниже.

Список ответственностей на проекте:

  • Евгений Скворцовкоординатор
  • Евгений Ракитянский и Денис — бригадиры, Евгений еще и фотограф
  • Юлия – будет будить нас по утрам
  • Анни – хранитель времени. Как хорошо, что мы живем в одной палатке; у меня проблемы с пунктуальностью.
  • Ирина – составила для нас расписание душа и душа умывания
  • (Тактичная) Таня – проведет с нами зарядку
  • Татьяна – не даст умереть с голоду
  • Андрей – не даст потухнуть костру, позаботится о дровах
  • Саша из Читы – помоет посуду
  • Катя – каждой вещи найдет свое место
  • Влада – массовик-затейник
  • Влада, Юля или Слава – спасут мою страдающую поясницу, сделав массаж;
  • а Денис и Светлана обязательно им всем помогут. Мне здесь нравится.
День после заезда на проект.
Ориентация и подготовка. Байкальский проект - 2015

Также мы говорили немного об осознанности в волонтерстве, о том, как это важно для каждого из нас. Душа рвется в бой, все хотят строить. Но время обеда никто не отменяет.

Все сработались очень дружно. Обед почти готов. Байкальский проект 2015
Все сработались очень дружно. Обед почти готов.

Все сработались очень дружно. Обед почти готов, потому что пока я занимаюсь бумажной работой, уходит много времени.

Как заметил Андрей, после лекции все, не договариваясь ни о чем и не спрашивая, принялись за свои обязанности, хотя, сказано было, что у каждого час личного времени.

Мы еще учимся быть гостеприимными, и без ошибок не обойтись.

По предложению Анни во время обеда мы звали проходящих мимо туристов на чай. По стечению обстоятельств, только когда чай кончился, к нам подошел турист-иностранец. Завел с нами диалог, рассказал о том, что путешествует по Сибири, из Израиля направляется в Монголию. Пока готовили чай для него, он фотографировался нами и ушел. Мы еще учимся быть гостеприимными, и без ошибок не обойтись.

К нам присоединились еще 2 человека: Евгений и Максим. Это не может не радовать, тем более, что Евгений отправился на проект с фотокамерой.

Мы прошли чуть выше нашей поляны, чтобы посмотреть, где над нашими участками еще надо работать. Байкальский проект 2015
Мы прошли чуть выше нашей поляны, чтобы посмотреть, где над нашими участками еще надо работать.

Мы прошли чуть выше нашей поляны, чтобы посмотреть, где над нашими участками еще надо работать.

Мы были похожи на туристов-зевак. Байкальский проект 2015
Мы были похожи на туристов-зевак.

Мы были похожи на туристов-зевак.

Огромные валуны во мху и заводь перед водопадом разнообразили пейзаж. Байкальский проект 2015
Огромные валуны во мху и заводь перед водопадом разнообразили пейзаж.
Видели водопады. Выше уже нет реки, только ручей. Огромные валуны во мху и заводь перед водопадом разнообразили пейзаж.

Мостов уже нет, только бревна перекинуты спасателями через русло, и ходить по ним небезопасно. Байкальский проект 2015
Мостов уже нет, только бревна перекинуты спасателями через русло, и ходить по ним небезопасно.

Мостов уже нет, только бревна перекинуты спасателями через русло, и ходить по ним небезопасно.

Вернувшись в лагерь, мы прихватили с собой сухие ветки. Байкальский проект 2015
Вернувшись в лагерь, мы прихватили с собой сухие ветки

Вернувшись в лагерь, мы прихватили с собой сухие ветки, сваленные прежде возле бревен-переправ. Они пригодятся для костра. Но прежде надо их распилить. В хоз.палатке Евгений выбирал пилы: эта? нет, это слишком хорошая. Держи другую.

Фронт работ на предстоящей смене Байкальского проекта 2015
Фронт работ на предстоящей смене Байкальского проекта 2015

Но Света отлично справилась, и к ней присоединился еще кто-то, все остались очень довольны, размявшись перед ужином.

На этот раз ужин получился очень дружным. Казалось бы, весь день мы бездельничали, но на самом деле мы очень сплотились в решении повседневных бытовых вопросов. После ужина Евгений объявил вечер вопросов, и разговор перешел на глобальные проблемы добра, религии и искусства. И, хотя казалось бы, об этом можно всю ночь говорить, или, может быть именно поэтому, после 10 Евгений от нас сбежал. С наступлением темноты появилась искра работать в лесу, и мужская часть населения скрылась за деревьями.

Снова в руках Влады гитара, девочки пишут отзывы у костра. День пролетел очень быстро, и все же он был насыщенным и не похожим ни на один другой.

В воздухе совсем не по-лесному пахнет мылом, а в темноте сложно что-то писать, затачивать лезвие бензопилы или найти горячую воду для душа. Вечер близится к логическому завершению и завтра будет еще интереснее.
Читать переживания героев в этот день

День 3, 11 июля. Начало строительства

Сегодня к своим обязанностям приступила «будильник» Юлия. Поэтому лагерь проснулся дружно в 7 утра. Но мы нисколько не ранние пташки: ходят легенды, что Евгений каждое утро бегает до Слюдянки обратно в качестве разминки перед общей зарядкой. На третий день жизни в лагере у нас появился распорядок дня, который все так ждали.

Зарядка на проекте. Утро на Байкальском проекте 2015
Утро на Байкальском проекте 2015

Лекция на тему «Жизнь на благо других» на этот раз была не очень объемной. Основные презентации теперь будут проходить вечером, за ужином, так как днем мы работаем. Но полученную утром информацию мы должны применить в течение дня, в зависимости от того, насколько сложный для каждого участника вопрос альтруизма. Света предложила сыграть в тайного друга, и игра продлится до завтрашнего вечера. Но, не называя имени, я знаю, что мой тайный друг работает на другом участке, и как же быть?

Мы приступили к строительству после 10 утра. Началось  строительство 3-х объектов: тропы к реке, ямы для туалета и ливнестока на тропе возле поляны. После 5 минут работы с лопатой или киркой «земная» жизнь становится очень любопытной: корни так замысловато переплетаются, рисунок опоры камней напоминают мозаику, а мох, оказывается, разных оттенков… Но надо работать, и мы работаем: с энтузиазмом, с оптимизмом, с интересом или со стремлением помочь. Хотя, многие впервые в жизни держат в руках кирку, это стремление убавить не может. В первой половине дня мы многое успели.

Я любуюсь нашим «ливнестоком». Ночью, спя в палатке, я просыпалась и думала: «Как там?» Так хочется, чтобы плоды работы нашей служили долго. И вообще, все кругом тут сказочно! Байкальский проект 2015
Я любуюсь нашим «ливнестоком». Ночью, спя в палатке, я просыпалась и думала: «Как там?»

На тропе к реке была заложена первая ступень, на ливнестоке – первое бревно. А «копатели» успели отрыть первый камень и найти огромный, неподъемный валун прямо в центре ямы. Но ребята не расстроились. Трудности сплачивают команду. На перерыве они не захотели идти на какой-то другой участок, всем было интересно, удастся ли одолеть этот камень метр высотой. И чем сложнее трудности, тем смешнее шутки, которые не поймет больше ни одна команда.

Валун в яме кажется не просто неподъемным, а уходящим корнями в недра земли. И парни, работавшие в тот день на яме, были преисполнены решимости преодолеть его, копать до дна, лишь бы вытащить этот камень. Во второй половине дня, когда к ним подошел Евгений, дело не сдвигалось с места. Он предложил оставить его, но сдвинуть стену. Это было серьезным вызовом для их амбиций. И в тот момент на небе появилась радуга, которая исчезла через минуту, как Евгений ушел. Решения о камне пока не приняли, но могут его пересмотреть. Может, не все наши усилия действительно оправдывают себя? И тогда нужно уступить своим желаниям, целям ради общего дела?

Строительство тропы в районе поляны «Взлетной». Байкальский проект - 2015, смена 1
Строительство тропы в районе поляны «Взлетной». Байкальский проект - 2015, смена 1

P.S.

Днем я перешла работать на ливнесток. И на спуске жизнь сразу наладилась. Андрей и Денис приволокли камень для ступеней. 

Андрей и Денис тащат камень для ступеньки. поляна «Взлетная», Байкальский проект - 2015, смена 1
Андрей и Денис тащат камень для ступеньки. поляна «Взлетная», Байкальский проект - 2015, смена 1
Когда через 10 минут пришла обменивать кирку на лопату (кстати, инструменты оказались дефицитным товаром и очень ходовым), вместо 2 ступеней была уже настоящая полноценная лестница. Это была творческая задача и нужно было постараться справиться в ней именно вчетвером! Огромное сердечное спасибо Владе, Максиму, Татьяне и Евгению за удобный спуск к воде, которым все участники могут пользоваться уже сегодня вечером. И это опередило прогнозы, что строительство затянется на несколько дней.

На ливнестоке, хотя и было больше всего человек, работа шла медленно, но верно. Нам не удалось докопать траншею до вечера, но все старались и даже как-то грустно было уходить на ужин. Этот день был днем проявления наших талантов: Денис не сидит без дела, Анни в любом уголке земли может навести уют. Про всех описать и ночи не хватит. А что до меня, я виртуозно изображаю вселенскую печаль.

На ужин все уходили молча, но даже в молчании уже не было недосказанности или скуки. В лагерь возвращаешься как к семье. Не знаю, что до остальных, но у меня именно такое чувство.

Постепенно минуты тяжелого труда стали уходить в прошлое. Не смотря на сильный ветер, качающий кроны тополей, мы не боимся завтрашнего дождя. И у костра степенно течет разговор о психологах и игривом взгляде Евгения. Приближается время лекции, ровно шипит костер.

Приятно собраться у костра и порассуждать о чем-то насущном и важном. Для лекции все-таки удачное время именно вечером. Мысли уходят в философские размышления, и есть свободная минутка подумать о ценностях нашего проекта, нашего участия в нем. И ценностях жизни лично для каждого под теплые звуки гитары.

Каждый сегодня отметил, что работу двигает не только физическая сила, но и энтузиазм. Даже в большей степени. Цитата: «я редко встречала людей, которые с таким рвением, не смотря на усталость, работают». Видимо, сегодня и здесь концентрация таких людей намного больше, чем в обычном коллективе. Это не может не радовать, ведь это многое значит и для меня, и для всех участников, и для проекта. Такие люди – как искры для костра, с которыми никогда не потухнет огонь в сердце команды. Наш костер в эту теплую ночь снова будет гореть допоздна. Не смотря на усталость, никто не спешит идти спать, как обычно, хотя, сегодня и не обычный день. Кто-то еще работает (занимается дровами, чинят инструменты), а я сдалась и просто грелась у костра.

Читать переживания героев в этот день

День 4, 12 июля. Дождь

На каждой смене Байкальского проекта, не зависимо от времени и количества участников, хоть в один из дней идет дождь. И чаще именно в самом начале. Как испытания, как проверка всех нас на стойкость и способность, преодолевая трудности, помогать другим.

Но утро было многообещающим и солнечным. Евгений рассказал нам историю о пяти черных носках. Цитата: «сегодня, снимая носки после прогулки, я заметил, что их 5, и подумал: “почему? где же парный?” А потом вспомнил, что вечером тоже пересчитывал их, но тогда количество показалось мне нормальным».

За завтраком мы узнали, что у Татьяны сегодня день рождения. Надо же! Это не первый ее праздник на проекте, но все же для каждого это стало поводом удивиться. Кажется, Таня стесняется, и разговор за завтраком идет своим чередом.

После лекции мы вышли на свои участки. Достроившие спуск к воде перешли на ливнесток. Сколько энергии и сил было вложено в него в прошлый день, и все же участок завершенной работы показался мал. С усталостью во всем теле бороться можно, а с ощущением, что усилия растрачиваются впустую, совладать сложнее. Но у других энтузиазма не убавилось, мы работаем, не замечая, как наползает туман.

На спуске к воде в это время пытались доработать кладку у самой реки. Уровень воды в реке постоянно меняется, и здесь нельзя угадать на 100 процентов как правильно уложить спуск. Стоя в ледяной воде, ребята пытались что-то обустроить; изменилось ли что-то к лучшему, покажет время и тот, кто первым пойдет из лагеря за водой.

Холодало. Когда началась морось, показалось, что это ненадолго. Ребята, копающие яму, с энтузиазмом сообщили, что нашли конец бесконечного валуна. Да, вглубь он ушел от них недалеко и снизу к нему ужу смогли подобраться, но он по-прежнему распирает стенки ямы и когда в нее спускаешься, то края не видно. Работа не стоит на месте, яму решили расширить. К обеду она была уже готова. Если залезть внутрь, земля будет на уровне плеч, а плоские камни в почве — под рукой. Но их надо еще и достать, и об этом чуть позже.

На обед, я помню, у нас было что-то божественно вкусное. Но за общим… не сказать столом, потому что это был костер, мы не досчитались пары человек. Как раз в тот момент, когда мы вспоминали их имена, пришла Влада с подарком для Тани. Мы спели ей поздравительную песню, Евгений заснял на камеру торжественную коронацию Татьяны венком из папоротника и цветов, и поздравления всех участников. Эти моменты останутся не только в нашей памяти, но и в ролике о Байкальском проекте, надеюсь. Это очень приятно.

В качестве праздничного торта был разрезан арбуз и дольки апельсинов. И если вторые были запланированы виновницей события, то арбуз для многих стал неожиданностью. Достался он нам по наследству от водителя КАМАЗа и его друзей, которые ехали в кузове. Не знаю, насколько в этом доли правды и что было в голове сих джентльменов, но Слюдянке они сели в кузов КАМАЗа, наполненный кирками, ломами, стройматериалами, с твердым намерением доехать до самого пика Черского и установить там диван. Взяли с собой арбуз, видимо, чтобы не заскучать в дороге. По словам Дениса, русские дороги победили, и пассажиры просто выпали по пути. Арбуз же добрался до нашего лагеря, то есть оказался более стойким, чем все остальные, и дожидался своего часа в реке. А через 3 дня у нас будет еще один арбуз, потому что все описанное выше – неправда, а арбузы покупает Евгений в Слюдянке в процессе пробежки от лагеря и обратно.

Днем все вернулись к работе. Снова моросило, но никто не останавливался. Ничто не предвещало беды, и я ждала, что дождик, мелкий и неуверенный, скоро кончится. Работать на ливневке стало сложнее: глинистая почва превратилась в скользкую грязь, перчатки отяжелели из-за налипшего на них мокрого песка с глиной, дорожка стала скользкой, а камни не натасканы.

Для ливневки нам нужны были плоские камни. Да, добыча камней в «карьере» шла полным ходом, но уже остановилась. А плоские камни нужны были ребятам для обустройства дорожки к месту стройки. Так мы столкнулись с проблемой нехватки камней (!) в Слюдянке (!), где они, буквально, падают с неба. Мы перетаскали практически все оставшиеся камни от ямы, но этого, к сожалению, не хватило.

Так как стройка ливневки вышла масштабной, мы перекопали не только всю дорогу, на склоне, но и близлежащий лес. Когда бревна и камни были уложены, его нужно было привести в божеский вид: посадить на территории леса зеленые насаждения.

Хочется отметить таланты ландшафтных дизайнеров Светы, Максима и Саши. Чтобы посадить папоротник у дороги, они протоптали тропинку в чащу леса, выкопали самый внушительный куст, вытоптали новую поляну. В итоге оказалось, что таких папоротников посадить надо еще не один и не два, а новая поляна, ожидающая обустройства у нас уже есть. Но Света сказала, что это незаметно. На новой тропинке мы приводили траву в вертикальное положение, но стоять она больше не хочет, спит.

Дождь из мороси превратился в ливень. Вершина соседней горы скрылась в пелене тумана, туман прятался в ветвях деревьев и в заболоченных склонах. Татьяна заметила в чаще нагромождение замшелых стволов деревьев и камень, похожий на тотем. Заросшее мхом лицо лешего может напугать прохожего в сумерках; удивительно, как природа воссоздает самые необычные людские фантазии и страхи.

Не смотря на дождь, мы не переставали работать. Девочки, которым было трудно, ушли помогать в лагерь. Это действительно не та погода, которая мотивирует к труду.

Во время полдника по нашей тропе проходила группа туристов-школьников из Ангарска и остановилась на нашей поляне. Мы пили компот в пресс-палатке, а туристы рассказывали истории своих путешествий на Черского. Они остановились обедать, а после двинулись дальше. Надеюсь, они благополучно добрались, ведь дождь и не думал прекращаться.

Работать стало сложнее. За день мы успели гораздо меньше, чем вчера. На яме работа тоже не прекращалась до самого вечера. Денис уже срубил дерево для фундамента, а Ира и Юлия его обтесали. Валун был свидетелем всего этого, но ему не избежать предначертанного будущего.

Возвращаться в лагерь было трудно. Я промокла насквозь, все замерзли, костер не грел. Но я рада, что можно укрыться, наконец, от дождя, и этот сложный промозглый день кончился. Но большое спасибо я говорю всем, кто был в нем, за то, что мы успели сделать и собираемся, за то, что Вы были рядом в такие сложные, холодные моменты.

С наступлением темноты даже костер стал меньше. Кажется, сумерки гораздо больше, чем наш лагерь, чем лес, чем вселенная. Некоторые попытались просушить вещи, и тесным кольцом окружили костер, чтобы быть ближе к единственному источнику тепла. Быть здесь, в окружении друг друга теплее и комфортнее, поэтому в палатку не хочется: из-за дождя воздух гораздо холоднее, чем в прошлые ночи.

Читать переживания героев в этот день

День 5, 13 июля. Счастливое число

Просыпаешься с надеждой, что не услышишь стук дождя по палатке. Но он есть, от него никуда не денешься. Лежишь и пялишься в потолок, потому что твой спальник — единственная тёплое место во Вселенной.

Но всё, не смотря на дождь, идёт своим чередом. Зарядка — завтрак — лекция — работа. Теперь тарелки, кружки, сушки и печенье ходят по кругу у костра. Траектория наших передвижений ограничена площадью тента, а с неба всё льётся, и льётся, и льётся вода. За ночь все котелки наполнились, и уже не нужно ходить за водой к реке.

Работы на ливнестоке не убавилось: То, что хотели сделать за 2 дня, теперь растянется на всю смену. Чтобы облагородить лес вблизи дороги, нужно идти за растениями в сырую чащу, где мокрое всё: трава, листья деревьев, тополя, земля и мох. Иногда появляются комары, если дождь утихает, но они тоже мокрые. А дерн можно раскопать у тропинки, которая превратилась в грязевое месиво. Растениям хорошо, на следующий день на новом месте они будут выглядеть так, как будто всегда здесь росли. А каково людям? Но каждый почувствовал дух командной работы, где каждый вклад был ценнее, а помощь — дороже.

Туман опускается ниже, и один среди деревьев действительно чувствуешь себя в тайге. Туман ползет по земле, чтобы заглянуть во все щели. Нужны бревна для постройки туалета, но труднее выбрать нужное дерево, потому что вся древесина теперь сырая. Камни от ямы перетаскали на ливнесток, и чтобы заложить фундамент, приходится искать новые. Юлия спускалась к реке, но камни доставать из воды сложно и холодно.

К концу рабочего дня ливневка была почти уложена. Не окончена кладка, но результаты радуют. Участок тропы до нас превратился бы в болото, но теперь — это мокрая, но ровная и удобная дорога. В тех местах, где ливневка заканчивается, и начинается земля вместо песка, уложили камни. Когда тропу размоет, можно будет идти по ним, как по ступеням.

К вечеру дождь разошёлся еще сильнее. Одежда над костром даже не пытается сохнуть. Можно бесконечно подкидывать дрова, но жара от костра всё не чувствуется. Каждый держит в руках что-нибудь для просушки, но на то, чтобы просушить одно полотенце или носок, уходит вечер. Людей согревают разговоры, мы играли в ассоциации. Зачем-то Евгений сравнил Свету со старой обвислой и сосной, она его — с рогатым оленем. Шутки шутками, а ужин был готов, за горячим чаем и под тентом жизнь казалась всё более нормальной.

Мы прервали нашу игру, чтобы провести вечернюю лекцию. Говорили о командной работе и о том, как привлечь новых людей в действующий проект. Вопросы эти тревожат всех нас, более всего — Свету. Я верю, что дела ее в Барнауле пойдут успешнее, когда она вернётся с проекта. Из всех участников ее можно назвать более активной.

В этот вечер быстро стемнело. С тента капал дождь, дождь был везде. В темноте кто-то шёл по тропе в сторону метеостанции. В голове промелькнула мысль, что для вечера не самое подходящее время для путешествий. Но МЧС-ники шли не за этим. 2 дня назад там, в лесу, пропала одна женщина. Сейчас они идут искать неё, в ливень, в холод уходя всё дальше от тропы. Их работа трудная, но с ними всё будет в порядке. А что будет с пропавшей женщиной из Красноярска и жива ли она, мы пока не знаем.

Но мы пока живы, и сухой одежды не осталось. Каждый пытается просушиться, пока костер еще горит. После 11 перестали подбрасывать в костер дрова, и становилось все холоднее, и холоднее, и холоднее… Когда участники пошли спать, оказалось, что у многих затоплены входы в палатку, или вода стоит в тамбуре. В темноте мелькают огни 3-4 фонариков, копают траншею, чтобы вода утекала с поляны. Но нашу палатку спасти уже было нельзя: я, Влада и Анни остались без крыши над головой. Евгений предлагал переставить ее (палатку), но вода была уже внутри, прямо под ковриками. Спальник Анни промок, потому что прошедшей ночью мы спали на нём. Какие-то вещи из нашей палатки удалось спасти, но в основном всё было мокрым.

Бесхозная палатка до сих пор стоит на прежнем месте. Мы, ее обитатели, на ночь распределились по другим палаткам. Траншея для стока воды пересекает всю поляну, но если дождь не кончится, будет затапливать и другие палатки. Что было после, когда я укрылась от дождя в палатке Светы и Андрея, я не знаю. Но помню, как горели у Анни глаза и какая была суматоха. Вода стояла в тропе, и большой поток воды двигался в сторону нашего лагеря.

P.S.

Лес уже не казался приветливым, он был угрожающе темным и холодным. Согреться в спальнике было всё сложнее, а большая часть одежды была сырой. Промелькнула мысль, xто хочется домой, есть ли смысл идти на метеостанцию, чтобы согреться там от непогоды. Но мы не уйдем и будем работать.

Читать переживания героев в этот день

13.07.2015 Ночь

Максим и Евгений, если меня не обманывают источники, пытались вырыть траншею за затонувшей палаткой, потому что был риск, что за ночь затопит весь лагерь. Но земля не поддавалась из-за многочисленных камней и корней, свою роль сыграла и непроглядная темнота. Тогда парни поднялись выше поляны и увидели, что вся вода со склона движется к реке, расширяясь через наш лагерь. Прорыв траншею в лесу выше поляны, они спасли всех нас от затопления.

День 6, 14 июля.

Льет 3-ий день, но дождя уже не замечаешь. Теплее не стало, над рекой ползёт густой туман, цепляются за ветки ели и заставляют всех страдать. Общее настроение заметно поникло, но мы не теряем надежды на солнце.

Тема сегодняшней лекции: «Большая мечта». Что ж, я мечтаю о тепле, о солнце и сухой одежде. Неужели это не та мечта, которую можно назвать большой?

Вода в реке поднялась и стала бежево-беспокойной. Камни, по которым можно было перебраться на противоположный берег, скрылись в бесконечном потоке воды. К реке никто не спускается без причины. Утром я встретила там Таню, погруженную в размышления. Но она быстро убежала от меня. Видимо, созерцание неуправляемой стихии требует полного уединения.

Работа продолжилась, но присоединились к ней не все. Вся обувь сырая. Мне пришлось взять резиновые сапоги из хозяйственной палатки, но они промокли насквозь уже через 20 минут.

Оставшиеся камни в ливнестоки были уложены. Стараясь не цепляться за мокрую траву, мы подходим к яме, чтобы взять камней. Яма полностью затоплена. Вода, стекающая по склону, лилась туда всю ночь.

Мы стали вокруг и не знали, что думать. Вода поднималась выше и выше, и не думала убывать. Такой милый благоустроенный пруд с садом камней вокруг — картина маслом, японский мотив. А вода всё лилась и лилась с неба.

И было решено искать новое место для ямы. Кто-то попросил валерьянки, но Евгений уже начал копать в лесу по левую сторону от поляны. И чем глубже становилась новая яма, тем быстрее уходила из нашего «пруда» застоявшееся там было вода.

И тут — о чудо! — кончился дождь. Это казалось нереальным. Но видимо, природа добилась своего. Цитата: «Мы благоустраиваем поляну, чтобы это было удобно обществу. Но мы же делаем это не только на благо общества, но и на благо природы. И ей неудобно было, чтобы мы рыли там». На протяжении всего строительства мы встречали препятствия на своём пути: огромный валун, и камни, и дождь. И стоило лишь одно решение изменить, чтобы все трудности кончились! Как же научиться понимать намеки природы? Она мудрее и гармоничнее нас. Как же человеку научиться слышать ее голос?

Жизнь стала налаживаться. На полдник Юлия принесла найденное в лесу «серебряное копытце». Дерево в форме настоящего козьего копытца, со съемной конструкцией у основания. Интересно, как оно попало в руки именно ей, и именно тогда, когда кончился дождь. А ведь можно было и пройти мимо него в лесу и не заметить! Версия, предложенная выше, принадлежит ей, и может, она права.

Туман всё еще висел над лесом. Когда мы поднялись на гору за кедровым бревном для дров, мы видели, как медленно ползет над рекой мокрое бело-молочное облако. Тут к запаху лесной сырости примешался терпкий аромат бензина: включили бензопилу. Денис показал мне и Юлии как она работает, и даже дал подержать.

Когда мы спустились, нас настигла еще одна хорошая весть. Работа над ливневкой завершилась! И группа девочек, работающих на ней, под руководством Евгения отправилась на презентацию дендрария. От настоящего леса не отличишь! Я безумно рада, что мы справились с этим. Даже пригодился дождь, который показал, что работали мы не зря и ливнесток действует.

За полдником поедали оставшиеся вкусные конфетки: когда они кончились из запасов, девочки стали доставать заначки, чтобы угостить Евгения. Оказалось, у каждой припрятана конфетка на крайний случай, и это целое явление, свойственное всему женскому.

Пока Андрей работает над новой ямой, начинается сколачивание каркаса. Девочкам очень нравится забивать гвозди, каждая попробовала себя на этом поприще, когда делали пол. Потом Саша и Катя наблюдали (и тоже успели что-то куда-то забить) за сооружением передней стены в виде шалашика.

У костра обнаружились берцы в процессе просушки. Цитата от Евгения: «Не знаю, чьи это берцы, но сушил явно гуманитарий». Одним движением изменив конструкцию расстановки берцев, он спас мою обувь от сырости и вечного пребывания у костра в тщетных попытках просушиться.

Вечер был спокойным и милым. Все почувствовали облегчение от того, что кончился дождь. Теперь можно свободно передвигаться, что-то высушить, всё-таки удалось согреться. И хотя теперь у костра нас не держат внешние факторы, никто не расходится даже на перерыве после ужина. Чувствуешь, что знаешь, как справедливо заметила Таня, что начинаешь видеть настоящих, уникальных людей: добрых, отзывчивых, приветливых, категоричных, мудрых. У каждого свой характер и своя особенность: кто-то умеет вовремя пошутить, кто-то делиться, кто-то любит спорить, кто-то наливать чай.

После ужина, пока мы медленно попивали чай и говорили о чём-то, мимо проходили туристы. Сначала прошел нагруженный мешками конь, следом — пожилой мужчина, а за ним следом несколько женщин. Они остановились у нашего костра, чтобы отдохнуть и перекусить. С ними был мальчик лет шести — семи, юный покоритель вершин. А в рюкзаке с ними путешествовал кот, точнее сказать, кошка Мелисса. Она смиренно принимала то, что мы гладили ее, и не пыталась сбежать. Оказалось, что для Мелиссы кошка-путешественница — это новое качество, и поднимается на пик Черского она впервые.

Конь отошёл в сторонку, пока мы пили чай и разговаривали. К нему тоже подходили, расспрашивали, пытались погладить. Но он на контакт не шёл, а только отвернулся. Люди опрометчиво делят друг друга на интровертов и экстравертов, но забывает о конях. Это был конь-отверверт.

Гости ушли, забрали кота и коня, мы приступили к вечерней лекции. Мы говорили о Великой мечте, и было так сухо и тепло, и приятно сидеть вместе со всеми; не только говорить, и наблюдать тоже, потому что теперь молчащий — не сторонний наблюдатель, непосредственный участник нашей большой, общей мечты. Мне хотелось, чтобы вечер этот не кончался, огонь всё горел и горел, и теперь действительно позволял согреться.

Возможно, в этот вечер кто-то стал ближе к своей мечте. Для меня она исполнилась. Одна из моих давних мечт: когда-то зимой, сидя в бетонной холодной коробке, которую люди называют многоквартирными домами, я мерзла и мечтала, что буду в тайге, буду с людьми, которые близки мне по духу, и вместе. Мы построим что-то нужное из дерева, которое было лиственницей и кедром. Я не шучу: не зная тогда о Байкальском проекте, не планируя покидать город летом, я мечтала об этом, и наши общие мысли привели меня сюда.

Когда лекция кончилось, мы услышали перестук дождя под тентом. Всё чаще и чаще. Никто не мог поверить, что снова идет дождь. Но уже нет гнетущего чувства холода или одиночества. Идет дождь — значит, так нужно.

Это был долгий день. День наших маленьких и больших побед.

Засыпая, я молилась, чтобы утро было тёплым, а день — солнечным; мы же не в Питере, всё-таки! Но природе виднее: как рассудит она, и если мы должны насквозь промокнуть, у этого тоже есть причина и цель; может, мы будем больше ценить такие тёплые дни, как этот… А может, у неё есть еще аргументы, но я всё же мечтаю видеть солнце.

Читать переживания героев в этот день

День 7, 15 июля. Sonne

Сегодня Света завтракает с нами в последний раз, чтобы взять рюкзак, спуститься в Слюдянку в одиночестве и успеть на поезд домой. Было грустно отпускать ее, каждый обнял Свету по нескольку раз, но время не терпит. Когда мы фотографировались на прощание, из плотных облаков вышло солнце. Небо стало чистым. Света шутила, что уносит с собой испорченную карму.

В планах было завершение строительства, и мужчины принялись за работу над сколачиванием каркаса. Для девочек работы не осталось, как нам казалось, но каждый был занят: Таня носила дерн на спуск к воде, Юлия колола дрова и так далее. В конце дня они все скажут, что бездельничали. Видимо, и к труду тоже есть привыкание, есть и зависимость в получении большей дозы, когда усталость перестаёшь замечать.

Тем временем, «рабочая группа» ушла в лес. Мы слышали жужжание бензопилы где-то на горе. А потом полотно леса стала меняться. С треском падал тяжёлый сухой кедр, ветвями задевая близкие ему деревья. Век его закончен в пребывании в чаще леса, но ему предстоит стать фундаментом для нашей главной постройки.

Стройка развернулась прямо на поляне. Здесь забивали гвозди в каркас, пилили и замеряли. Сначала появился скелет, выстроенный в виде треугольника, и постепенно обрастал стенами, дверью, петлями. Днём каркас был готов, и дождался своего часа до закладки фундамента.

Солнце поднималось все выше и выше, однако нам не верилось, что может быть так тепло. Перед выходом в горы стали стирать и сушить вещи, вытаскивали спальники и коврики из палаток. Повесили бельевые веревки по периметру поляны, лагерь стал похож на стоянку цыганского табора. Все наблюдали погром на поляне, но нам нравилось, потому что всё это подарило нам солнце.

Мы настолько увлеклись уборкой, а мужская часть населения — работой, что обед был сумбурным и каким-то неупорядоченным. Обедали все в разное время и даже потеряли чай. Минут 10-15 мы просто не знали, где и какую заварку положить в чайник, а когда она настоялась, все уже разошлись.

С появлением солнца сбылась не только моя мечта. Прошлым дождливым вечером Таня мечтала о запеченных яблоках, и Саша запекала на костре посыпанные сахаром половинки зелёных яблок, а Влада собрала ягоды жимолости с кустарника по тропе, который хотели пересадить. Из горных ягод она сделала варенье, смешав жимолость с сахаром и за ужином мы ели его с печеньем. Больше всего понравилась Денису.

День был настолько летнем и тёплым, что казалось, будто мы в другом мире. Все так отвыкли от солнца, что не могли нарадоваться, казалось бы, обычному явлению. Даже стволы тополей стали светлее, а солнце грациозно заливало светом верхушки деревьев над поляной.

А на стройке установили фундамент. Его ставили на землю, а заложили камнями, выуженными из этой же, новой, ямы. Нашлась работа и для девочек, но работалось лениво, степенно. Солнце нас баловало.

Также обустраивали тропу к туалету, снимали дерн и убирали лишние растения и корни. А когда она и фундамент были готовы, парни взяли каркас и понесли его устанавливать. Это было уже вечером.

P.S.

Все были так заняты, что ужин плавно отодвинулся на 8 вечера, но работа так и не была закончена.

Когда весь лагерь был в сборе, стемнело. Вечерняя лекция была освещена лишь парой фонариков и вспышкой камеры Евгения. Все синхронно пошмыгивали носом, то ли от щепетильности темы, то ли от простуды, которая, казалось, неизбежна после дня, проведённого под ливнем. Я то и дело прислушивалась к шуму леса, всё время казалось, падает ли дождь на тент, но это был лишь шум реки. У меня появился панический страх дождя, но надеюсь, это временно.

На лекции мы зачитали послание от Светы. Она оставила его утром, но просила его не читать сразу. В своей четырехстраничной записке она упомянула всех участников, отзывалась о нашей команде с большой любовью. И тогда казалось, что Света с нами, и так непривычно было видеть, то она не сидит рядом с Юлией у костра и не задаёт Евгению вопросов.

Она оставила каждому подарок: диск со сказаниями одной писательницы, известной в неё краях. Это сказки о добре, о качествах, которые делают из человека — личность, и слушая их, я буду помнить, что в другой части страны, в Барнауле, есть Света, которая подарила такую чудесную возможность прослушивая сказки вспоминать наш совместный опыт еще раз.

Дрова горели и разносили над костровищем запах кедра. Прохладно. Когда выходишь из-под тента прямо в ночь, тебя осыпает свет звёзд. Они настолько яркие, пронзительно-яркие, что сложно поверить в то, что они настоящие. Такая вот таёжная сказка.

Читать переживания героев в этот день

День 8, 16 июля. Критическое мышление

Солнце снова радовало, и хотя утро было тёплым, на зарядку вышли не все, списывая это на простуду. Но тут без обмана: солнечная погода задержалась, а некоторые до сих пор боятся дождя и болеют.

Но для тех, кто пересилил себя и вышел в 7 утра в открытый мир природы, утро было бодрым. Вокруг костра были расставлены башни из поленьев, которые раньше сохраняли дрова от сырости под тентом, а теперь имеют чисто символическое значение. Целый город из башен окружил костровище. Добавляя дрова в костёр, мы даже подожгли (случайно) одну из них.

За завтраком никто не решался заговорить о планах на день. Согласно расписанию сегодня намечался выход в горы, но работы еще оставалось много, потому что вчера начали новый участок тропы. При всём желании закончить его это задерживала нас на день.

Но погода была хорошая, солнце поднималось выше, а с тополей начал падать пух. Не такой обильный, как если бы жара была постоянно: примятый прошедшим дождём, он как будто боялся сорваться с ветки и улететь. Но «снег» шел, а это означало, что жизнь налаживается.

После короткой лекции о критическом мышлении снова началась работа. Мужчины заканчивали, и заканчивали, и заканчивали постройку туалета.

А на участке тропы напротив поляны под руководством Жени Ракитянского копались в траншее девочки, а Макс и Женя выкорчевали камни и корни. команда была с «плавающим» составом:  кто приходил, кто уходил, чтобы отдохнуть или заняться лично бытовыми делами. Особое участие в работе приняли Таня, Саша и Влада. Без них, я думаю, этот участок мы бы не закончили никогда.

Но многие работали уже без энтузиазма, а потому что хотелось поскорее это закончить. Поляна не казалось уже домом, общее настроение упало, командный дух начал угасать.

А вот постройка туалета кипела вовсю. Денис сидел на крыше и широкой улыбкой озарял наш лагерь. За обедом провели конкурс на дизайн надписи «Туалет». На добротном куске бревна была вытесана долгожданная табличка. Это означало, что работа близится к завершению.

На месте прежней ямы, куда уже были, к большому сожалению, протоптаны широкие тропинки, носили дерн, чтобы скрыть место преступления. Но территория уже была утоптана, а уложенные сверху дерн и атмосфера погрома на том месте была похожа скорее на неумело скрытый жертвенник язычников или захоронения радиоактивных отходов.

Мимо нашего лагеря часов в 5 вечера проезжал на велосипеде юный знакомый Евгения по имени Саша. Женя Р сказал, что мы можем загадать ему любое желание, и все стали думать о чисто прагматичных вещах: соли, тетрадках и ручках и так далее. Но Юлия хотела рыбу — омуля, однако Женя Р не доверил ей писать в списке «рыба рыба рыба рыба». Но Юля так сильно ее хотела, что когда Женя Р писал список покупок ее же ручкой, на его пальцах остался чернильный след в виде рыбы.

Вечером, раньше обычного, работа на тропе была закончена. А в дверь туалета был победно забит последний гвоздь, который держит внутреннюю защелку.  Ужинать сели рано, в шесть.  Евгений раскритиковала всех, кто мало работал. Это было плохой идеей, потому что в коллективе было хмурое, тяжёлое настроение.  Победы не радовали.  Хотя я знаю, что этой радости достойны все, кто в этот последний день усердно работал. Но Таня сидела грустная, Катя молчала, повисла тишина. Дело, мне кажется, в том, что не стоит заострять внимание на недостатках: те, кто в этот день помогли мало, и так достаточно расстроены этим, но я думаю, хоть Евгений никого не называл по имени, я не одна такая.  В иной день и в других обстоятельствах мы тоже можем ошибаться. Не могут быть люди без недостатков.

Ранняя лекция прошла вяло. Все устали и все чувствовали напряжение. Может быть, потому тема показалась всем абстрактной и непонятной. Координатор также отметил, что мы уже без прежнего энтузиазма вступаем в разговор. Но кажется, после завершения лекции, когда все занялись сборами, обстановка разрядилась. В этот раз, в ожидании подъема в горы, для обсуждения можно найти другие темы, но главное — спасти общее настроение. Ожидание подъема придало всем энергии приняться за сборы. Все суетились, складывали вещи, собирали палатки и инструменты. Девочки собрались у костра раньше, когда еще Денис и Евгений работали в хоз. палатке. Стемнело.

Там, под тентом, нас застал дождь. Сначала не сильный, но всё же холодный и мокрый. С юга на нас надвигалось большое черное облако.

Поляну накрыл туман и дождь усилился: капли били по тенту так сильно, что вода попадала даже в костёр. Было сложно поддерживать его, дрова моментально отсырели.

Туман был такой густой, что не было видно леса за рекой. Зловеще чернели стволы деревьев по краю поляны, а дальше ничего не было видно. Мы были в облаке. Ливень нарушил наши планы, ведь все хотели за вечер успеть сходить до кафе и отнести лишние вещи и инструменты. Но в такой дождь идти было решительно невозможно. В суматохе убирали разложенные по поляне вещи в хоз. палатку; девочки разошлись по палаткам, чтобы не промокнуть.

Такого сильного дождя ещё не было. Все опасались, что палатки потопит. Андрей и Слава вырыли новую траншею за лагерем.

В темноте палатки было жутко слышать яростную дробь дождя. Молния зажглась в небе и погасла, с запозданием на нас обрушился гром. Такая непогода не может продолжаться долго; но в тот момент, когда она бушует прямо над тобой, кажется, что этот ад никогда не кончится.

Это была хорошая встряска и для природы, и для людей. Засыпала я смыслю, что завтра дождя уже не будет. Уже не будет напряжения в коллективе как перед грозой. Завтра будет новый день, и мы, оставив прошлое здесь, на этой поляне, отправимся новой, еще не хоженой нами дорогой.

Читать переживания героев в этот день

День 9, 17 июля. Переход в горы

Удивительно было наблюдать утро без дождя, хотя все знали, что ливень не может продолжаться вечно. Но был туман, птицы еще не пели, а мы с нетерпением доели свой завтрак, чтобы быстрей начать собираться.

Рюкзаки были выпотрошены и нагружены лишними вещами, инструментами, перчатками, палатками. Всего в горы унести, но до кафе — возможно.

Ещё до 10 утра мы вышли до моста «Новое начало». В лагере осталась Таня и ещё несколько человек. Поляна выглядела так, будто здесь прошелся шторм — хотя в чём неправда? Нам было решительно нечем заняться, и мы ждали, и ждали, когда с кафе вернутся наши отважные герои. Рюкзаки были упакованы, дрова сложены, якоря подняты, ничто не мешало тотчас сорваться с места.

В 12 группа с пустыми уже рюкзаками вернулась. Началось распределение продуктов и других вещей. Кто-то хотел нагрузить на себя побольше, кто-то помочь, кому-то рюкзак казался неподъемным, но мы уже знали, что подъем одолеют все. Евгений дал совет, как преодолеть трудности на пути. Посвящая этот подъем кому-то важному и близкому, мы сможем подняться даже на Эверест. Но Хамар-Дабан это тоже трудная высота. Посему, дорогу осилит идущий.

Выходили дружно и бодро, настроение было на подъеме. Ждали остальных на каждом переходе у реки. Разговоры не утихали, но понемногу все начинали уставать. Когда начался подъем, группа растянулась по склону: кто был сильнее и подготовленные ушли вперёд, а может, вверх их нес дух победы и веры в себя? Садиться, чтобы отдохнуть, было нельзя — после этого подъем кажется еще труднее.

Но до метеостанции дошли, сделали привал. На протяжении всего пути очень помогала Юлия, которая делилась гематогеном и конфетами с теми, кто растратил энергию.

На привале Анни делала всем массаж, хотя и сама устала. Плечи адский болели, и это было как живительный бальзам. Над горами поднимались махровые белые облака, было видно ясное небо вдалеке. Временами взор преграждали кедры, закрывая обзор хвойным забором. А в отдалении было место, где расположились туристы и паломники. Дальше стоял тотем с привязанными цветными лентами на желания. Здесь даже воздух казался другим. Все трудности были позади.

Дальше начинался серпантин, бесконечный подъем вверх. Шли уже не в ряд, а поодиночке или парами. Но у многих как будто открылось второе дыхание: «Да, было трудно, да, трудно сейчас, но мы можем». Каждый из нас — Человек, преодолевший себя; а значит, достойное дитя природы и неотъемлемая часть.

Чем выше мы поднимались, тем масштабнее перед нами открывались виды. На каком-то участке подъема метеостанция была видна с такой высоты, что казалась меньше монетки, видны были только цветные крыши турбазы. Дальше были горы, такие высокие, что упирались в облака, уходящие вдаль; на горизонте они уже были не зелёные, а светло-синие, призрачные. От такого масштаба захватывало дух, осознание того, что мы преодолели не природу, но самих себя, чтобы увидеть это, прикоснуться к этому, давало силы идти дальше и открывать новые горизонты.

Но идти всё равно было тяжело. Хочу отметить самоотверженность Макса, нагруженного сверх рюкзака палаткой, котелком и прочим, но всё равно не желающим делиться. Спасибо Денису, который шёл замыкающим и поддерживал тех, кто слишком устал, чтобы идти дальше. Благодаря ему все девочки дошли, и все остались довольны.

Когда серпантин кончился, все собрались наверху. Дальше был спуск в долину. Вечерело.

Пейзаж изменился, как только мы пошли на спуск. И здесь огромные валуны, покрытые нежно-зеленой «травой», прячут корни крепких кедров. Всё такое огромное, такое величественное и нетронутое человеком, что кажется каким-то сакральным. Мы расположились на поляне, окруженной горным хребтом с 3 сторон, защищающем от ветра. Когда скинули рюкзаки, все почувствовали облегчение. Но отдыхать было не время, нужно ставить палатки и разводить костер. Мы — в сердце тайги. Здесь живут туманы. Низина местами не заболочена и расчерчена капиллярами ручьёв.  Она тянется от хребта до хребта так далеко, что сложно представить, какое это расстояние в человеческих шагах. Кедры и ели рассыпаны по склонам в случайном порядке, и они такие высокие, будто растут тысячу лет. Может и так, 1000 лет назад всё было также: также масштабно, также торжественно и гармонично.

Здесь, в этом живописном месте, нам предстоит провести последние дни смены. Лагерь был разбит уже в сумерках, и ужинали в темноте. Но все трудности были позади, разговор шел легко. Сегодня мы были командой, сегодня мы победили. Спасибо!

Читать переживания героев в этот день

День 10, 18 июля. Новый дом

Завтрак на новом месте был ленивым и начался в 10 утра. Сегодня все проспали: костровые развели костёр поздно, в 8 часов, на зарядку вышли не все. Солнце также лениво скользнуло между тучами. Природа уже проснулась, а у нас болели спины и плечи, чтобы проснуться и радоваться вместе с ней.

Но мы научились преодолевать боль; нас исцелила сваренная без участия Тани пшенка. На долгую утреннюю лекцию все пришли в хорошем настроении. В нашей пресс-палатке с видом на горы и кедровый лес произошла смена обстановки: скамейки стоят в два ряда, чтобы все видели Евгения.

Сегодня говорили об альтруизме, о его видах: о прогрессивном и агрессивном, и узнавали себя.  Из-за горы вышло, медленно и степенно, яркое солнце. Раскрасив пейзаж в изумрудные цвета, оно дало нам надежду на хороший день.

Уже под вечер, в 4, мы вышли к водопадам. В лагере осталось Таня и Евгений, который бросил нам вызов окунуться в Чашу жизни. В пути разбились по парам, чтобы задать вопросы, раскрыть собеседника и рассказать сегодняшним вечером о его мотивации к следующему Байкальскому проекту.

Природа была прекрасна, я не решаюсь описать ее словами. Шли долго, но легко, все были увлечены разговором. На болоте, еще в начале пути, Таня подвернула ногу. Ей помог Денис, и они вернулись в лагерь, чтобы наложить бинты. Таня так расстроилась, что не увидит водопады! И мне было жаль, что я косвенно была виновата в этом, потому что заболтала ее в дороге.

Но мы шли все дальше и дальше в лес. Фотографировались на реке. Природа была всё необузданней, живей. И вот однажды перед нами открылась речная долина, и огромный каменный выступ перед, с которого водопад низвергался в чашу жизни.

P.S.

Каждый нашел свое место. Кто-то уходил подальше в лес, чтобы побыть одному. Денис первый облачился в купальный вид, решаясь прыгать в чашу со скалы. Говорят, что окунаясь туда, получаешь здоровье и целый год без болезней. А если прыгнуть со скалы, загадав желание, оно сбудется в скором времени. Андрей, заказавший со Светой одно, семейное желание, тоже прыгнул. Я горжусь парнями за их смелость и бесстрашие, но и девочками, которые просто в Чашу жизни окунулись, тоже горжусь.

Затем мы спускались ниже, и увидели высокий и мощный водопад метров 20-30 высотой, упирающийся в необъятный валун и распирающий скалы. Вода билась с двух сторон, пенилась и бурлила, просачивалась под его основанием —  и неслась дальше. Здесь чувствовалась сила воды, природы, и гармония. Окруженный высокими вековыми кедрами, водопад казался нереальным, но он был настоящим и, хотя мы не могли подойти ближе и потрогать его, все чувствовали прохладу его бурых брызг.

Солнце шло на закат, скрылось за горой. Все фотографировались группами, по одному, дышали чистым воздухом. Холодало, стало свежо. Я, так и не решившаяся нигде окунаться в воду, всё же подошла к водопаду ближе, и зачерпнув горсть воды, загадала желание. Я не такая смелая, как те, кто решился окунуться в Чашу, но если ищешь гармонию, природа не откажет.

Подъём по обратной дороге оказался легче, чем спуск. Закат окрасил лес в золото. Но солнце сопровождало нас до самого лагеря.

Ужин прошёл в сумерках и ночь была холодной. Каждый ответил на вызов Евгения и рассказал о своем собеседнике в пути. Это были трогательные, проникновенные, грустные и веселые, но душевные и совершенно разные рассказы. В такой атмосфере мы вновь почувствовали единство друг с другом, когда-то утраченное. На небе мерцали звезды, целое море звёзд. Млечный путь равнодушно-величественно смотрел на землю, на горы и на нас, залив белым светом бесконечную равнину и каменные склоны.

Я дома. Мы дома. Это наш красивый, огромный дом.

Читать переживания героев в этот день

День 11, 19 июля. Сердце
День 12, 20 июля. Товарищ Черский
День 13, 21 июля. День летнего солнцестояния *
День 14, 22 июля. Новое начало